Telemost.video
ВОЙТИ РЕГИСТРАЦИЯ
Telemost.video > Video Obzor > Россия > Литература > Литература
Логотип бокса Литература
Опубликовано: 09.11.2016 в категории Литература
Просмотров:
577
Поделиться

Русская литература в реалии

Реалия - предмет, вещь, материально существующая или существо­вавшая. Согласно словарным определениям, реалии - это «предметы материальной культуры» [КЛЭ, т.6 1971:228]. В лингвистике и переводоведении реалиями называют слова и выражения, обозначающие эти предметы, а также устойчивые выражения, содержащие в себе такие слова. Понятие «реалия» следует отграничить от понятия «термин». Реалии характерны для подъязыка художественной литературы и средств массовой информации, неразрывно связаны с культурой определенного народа, являются общеупотребительными для языка этого народа и чуждыми для других языков. Термины лишены какой-либо национальной окраски, относятся, в основном, к сфере науки, создаются искусственно, исключительно для наименования предмета или явления, с распространением которых и получает широкое применение [Влахов и Флорин 1986:17]. Некоторые реалии обладают сходством с именами собственными: Дед Мороз, Кощей Бессмертный, Царевна Лягушка и другие. Иногда реалии являются отклонением от литературной нормы, к ним относятся, например, диалектизмы, элементы сниженного стиля (просторечия), жаргонизмы. Существует несколько классификаций реалий по различным признакам. Реалии как единицы перевода делятся на: · сокращения (ДК, ЗАГС, колхоз); · слова (борщ, сарафан); · словосочетания (дом быта, дом культуры); · предложения (Не все коту масленица). Отличительными чертами реалии являются характер ее содержания (связь обозначаемого предмета с определенной страной, народностью, социальной общностью) и принадлежность ее к определенному периоду времени. На основе этих признаков исследователями были предложены предметная, временная и местная классификация реалий. Предметная классификация реалий · Географические реалии: названия объектов физической географии (степь, пассат); названия объектов, связанных с деятельностью человека (ранчо, дувал); названия эндемиков (секвойя, игуана). · Этнографические реалии (понятия, принадлежащие быту и культуре народа): бытовые (рикша, кимоно, кафтан); трудовые (ялик, ковбой, ударник); наименования понятий искусства и культуры (богатырь, арлекин, балалайка); этнические понятия (казак, гот, янки); меры и деньги (фунт, сажень, лье, франк). · Общественно-политические реалии: понятия, связанные с административно-территориальным устройством (хутор, губерния, штат); наименования носителей и органов власти (рада, кнессет, вече); военные (кунинг, витязь, самурай); наименования организаций, званий, титулов, сословий, каст (эрл, батрак, князь, иомен) [Влахов и Флорин 1986:59-65]. Временное деление реалий · Современные реалии, употребляющися некоторым языковым коллективом и обозначающие понятия, существующие в данное время. · Исторические реалии, обозначающие понятия, характерные для прошлого определенной социальной группы [Влахов и Флорин 1986:73]. Местное деление реалий В плоскости одного языка следует рассматривать свои и чужие реалии, которые, в свою очередь подразделяются на национальные (известные всем жителям государства, всему народу), локальные (принадлежащие одному наречию или диалекту), микролокальные (характерные для определенной местности). С позиции двух языков реалии делятся на внешние, являющиеся чуждыми для этой пары (например «самурай» для русского и английского языков), и реалии, чуждые для одного языка и свои для другого («рада» для украинского и русского языков). Рассматривая несколько языков, можно выделить региональные реалии («евро» для стран, принявших эту валюту как национальную) и интернациональные, присутствующие в лексике многих языков, вошедшие в их словарь, но сохранившие исходную окраску (ранчо, текила) [Влахов и Флорин 1986:66-73]. Из всего сказанного можно сделать вывод, что основной чертой реалии является ее колорит. Именно передача колорита при переводе текста с одного языка на другой и составляет главную проблему переводчика при работе с реалиями. Некоторые исследователи (Федоров, Верещагин, Костомаров) относят реалии к разряду безэквивалентной лексики, утверждая, что они не подлежат переводу [Федоров 1983:135]. Однако реалия является частью исходного текста, поэтому ее передача в текст перевода является одним из условий адекватности перевода. Итак, вопрос сводится не к тому, можно или нельзя перевести реалию, а к тому, как ее пере­водить. 1.2 Осмысление реалий Прежде чем приступить непосредственно к переводу, необходимо осмыслить незнакомую реалию в подлиннике, то есть место, занимаемое ею в контексте,— как она подана автором и какими средствами он поль­зуется, чтобы довести до сознания читателя ее семан­тическое и коннотативное содержание.Незнакомой чаще всего является чужая реалия. Автор вводит ее в текст художественного произведения главным образом при описании новой для носителя данного языка действительности. Свои (знакомые) реалии не нуждаются в каком-либо осмыслении, поскольку появившееся в тексте слово «квас» не вызовет затруднения у русского читателя, «майдан» – у украинского, «Тауэр» – у английского. Не нуждаются в осмыслении и интернациональные реалии, так как у читателя вследствие ее распространенности уже сложились о ней определенное представление и национальная отнесенность. Введения средств осмыслениятребуют все незнакомые реалии (свои и чужие), если это соответствует замыслу автора переводимого произведения. Наиболее распространенными в литературе средствами осмысления являются следующие: · графическое выделение реалии на фоне всего текста (курсив, кавычки, жирный шрифт), однако этот способ позволяет только привлечь к ней внимание, но не довести ее содержание до сознания читателя; · развитие содержания реалии: «Это и есть моя шаланда, – Мы подошли к длинной широкой рыболовной лодке, - вчера вечером на ней ходил»; · употребление наряду с реалией ее нейтрального синонима или родового понятия в качестве приложения: «стена-дувал», «крестьянин-иомен»; · объяснение в самом тексте, взятое в скобки, выделенное запятыми или тире: «Бурковку – дорогу, мощеную камнями разной величины – соорудили всем селом всего за месяц»; · пояснение в сноске на нижней части страницы, если нет возможности привести его непосредственно в тексте рядом с реалией; · толкование реалии в комментариях или списках в конце книги, но следует учесть, что поиск такого пояснения отвлекает читателя непосредственно от повествования [Влахов и Флорин 1986:89-69]. Вопрос о подаче и осмыслении реалий в тексте важен для переводчика, так как сохранение их в переводе в значительной мере обусловлено, с одной стороны, местом в подлиннике и, соот­ветственно, осмыслением автором, а с другой, — сред­ствами, которые можно привлечь для сохранения реалии на ее месте и в переводе. 1.3 Приемы передачи реалий в переводе Основных трудностей передачи реалий при переводе две: отсутствие в языке перевода соответствия (экви­валента, аналога) из-за отсутствия у носителей этого языка обозначаемого реалией объекта (референта) и необходимость, наряду с предметным значением (семантикой) реалии, передать и колорит (коннота­цию) - ее национальную и историческую окраску [Влахов и Флорин 1986:89]. Однако некоторые реалии имеют в языке перевода единичные соответствия («HouseofCommons» – «Палата общин»). «Единичное соответствие означает, что в большинстве случаев данная единица исходного языка переводится одной и той же единицей языка перевода» [Комиссаров 1999 : 175]. При переводе такого реалий, имеющих единичные соответствия, трудностей практически не возникает. Возможности перевода реалий, фактически встречающиеся в переводах, сводятся к четырем основным случаям: транслитерация или транскрипция, создание нового (или сложного) слова на основе уже существующих в языке элементов, уподобляющий перевод, уточняемый в условиях контекста и гипонимический перевод (замена видового понятия на родовое). Вопрос о выборе между транскрипцией (транслитерацией) и непосредственно переводом касается, главным образом, еще незнакомых носителям языка перевода слов. 1.3.1 Транскрипция и транслитерация Транскрипция предполагает введение в текст перевода при помощи графических средств языка перевода соответствующей реалии с максимально допускаемым этими средствами фонетическим приближением к ее оригинальной фонетической форме: рус. «пельмени» и англ. «pelmens», нем. «Bundestag» и рус. «бундестаг», англ. «LG» и рус. «Эл Джи». Желательность применения транскрипции при передаче реалий обусловлена тем, что при удачном транскрибировании переводчик может добиться преодоления обеих упомянутых выше трудностей - передачи и смыслового содержания, и колорита. При отсутствии в языке перевода буквы, обозначающей звук, по своему звучанию схожий со звуком в исходном тексте, применяются сочетания букв, дающие соответствующее звучание. Так, русское «ж» передается в английском языке через сочетание «zh», «х» через «kh», «щ» через «shch» и так далее. Транскрипция широко применяется в публицистике и довольно часто в художественной литературе в зависимости от характера текста (так, в приключенческом романе затранскрибированная реалия может являться элементом экзотики). В авторской речи или тексте с подробными описаниями транскрипция может быть наиболее удачным решением, так как в таких текстах шире возможность для раскрытия содержания реалии. Выбор транскрипции при переводе также зависит и от читателя, на которого ориентирован текст, то есть необходимо учитывать степень знакомости реалии, поскольку она не должна остаться за пределами его восприятия. Так, например, в переведенной статье о футболе, опубликованной в молодежном журнале, понятие «фан» (от англ. «fan») не вызовет недоразумений. Но в случае, если перевод этой статьи предназначен для публикации в журнале, читателями которого могут являться, в том числе, и люди пенсионного возраста, то переводчику следует задуматься об уместности транскрипции и рассмотреть иные приемы перевода (например, замену на более нейтральное понятие «болельщик»). Наиболее широко транскрипция применяется по отношению к знакомым реалиям: интернациональным, региональным, своим (при их наличии в исходном тексте), - особенно если они отвечают правилу стилистической яркости. Существует также группа реалий, которые при имеющихся полноценных соответствиях в других языках традиционно транскрибируются («станица» переносится в английский язык как «stanitsa», в немецкий – «Staniza»). Одно из основных достоинств транскрипции как приема является максимальная краткость, что в ряде случаев является основной причиной транскрибирования. Следует заметить, что транскрипцию, как и любой другой прием, следует применять с осторожностью, поскольку в некоторых случаях передача колорита, не являясь определяющим фактором, может оттеснить на второй план передачу смыслового содержания реалии, не выполнив тем самым коммуникативную задачу перевода. Обилие транскрибированных слов может привести к перегрузке текста реалиями, котораяне сближает читателя с подлинником, а отдаляет от него. В некоторых случаях необходимо сочетать транскрипцию с дополнительными средствами осмысления, в частности это касается перевода реалий, являющихся «ложными друзьями переводчика». В эту группу, например, входят «…названия мер, весов и других величин измерения, созвучные в исходном языке и языке перевода, но не совпадающие по количеству» [Латышев 2000 : 165]. Например, переводя нем. «Pfund» (500гр.) русской мерой «фунт» (409,5гр.), желательно, например, в сноске указать на эту разницу. Говоря о транскрипции, необходимо упомянуть о явлении межъязыковой омонимии, то есть о нали­чии в языке перевода слов, близких фонетически к подлежащим переводу реалиям. «Транскрипции… опасны тогда, когда противоречат эстетическому чувству читателя, напоминая неприличные или смешно звучащие слова родного языка» [Садиков 1984 : 82]. В ряде случаев этот фактор заставляет переводчика отказаться от использования описываемого приема. Применение транслитерации при передаче реалий весьма ограничено, о ней можно говорить при переводе понятий, касающихся, в основном, общественно-политической жизни и имен собственных: рус. «сарафан» и англ. «sarafan», англ. «London» и рус. «Лондон». К тому же следует отметить, что в некоторых случаях трудно отличить транскрипцию от транслитерации вследствие относительного сходства этих приемов. 1.3.2 Создание нового/сложного слова Данный прием применяется, если транскрипция (или транслитерация) по определенным причинам нежелательна или невозможна. Введение неологизма - наибо­лее подходящий (после транскрипции) путь сохране­ния смыслового содержания и колорита переводимой реалии: путем создания нового слова (или словосо­четания) иногда удается добиться почти такого же эффекта. Такими новыми словами могут быть, в пер­вую очередь, кальки и полукальки. а) Калька. Калька – заимствование путем буквального перевода – позволяет перенести в язык перевода реалию при максимально полном сохранении семантики. Однако сохранение семантики не означает сохранение колорита, поскольку части слова или выражения передаются средствами языка перевода. Наиболее ярким примером калькирования является рус. «небоскреб», образованное от англ. «skyscraper», аналогичным образом это понятие было передано и в немецкий язык («Wolkenkratzer»). б) Полукалька. Полукальки представляют собой частичные заимствования слов и выражений, состоящие частично из элементов исходного языка, частично из элементов языка принимающего. Так, полукалькой в русском языке является немецкая реалия «третий рейх», являющаяся аналогом выражения «dasDritteReih». Польское «пшепроше» («прошу прощения») перешло в украинский язык в форме «перепрошую», с сохранением корня и заменой типичной для польского языка приставки. Следует заметить, что калька, также как и полукалька, «…может получить известное распространение в языке, но остаться при этом «экзотизмом», ибо соответствующий ей денотат чужероден для данной культуры» [ Микулина 1978 : 60]. в) Освоение. К данной группе приемов перевода реалий можно также отнести освоение – придание слову облика родного для языка перевода на основе материала, уже имеющегося в исходном языке. Например, в украинский язык, в период польского правления были заимствованы обращения «пан», «пани». Отсутствие заимствованных обращений к младшим членам семей польской знати было компенсировано образованием слов «панночка» и «панич» (которые в настоящее время приняли относительно шутливую форму и стали употребляться в более широком контексте). г) Создание семантического неологизма. Последним в группе описываемых приемов является создание переводчиком семантического неологизма, то есть слова или выражения, позволяющего понять смысловое содержание передаваемой реалии [Влахов и Флорин1986:100]. Так, название напоминающего картофельные оладьи украинского блюда «бараболник» или «картопляник» передается в русском языке словом «картофляник», которое без дополнительных пояснений уже указывает читателю на состав этого блюда. Однако следует отметить, что перевод реалий неологизмами наименее употребителен. 1.3.3 Уподобляющий перевод Данный способ перевода употребляется довольно часто, например, весьма распространен подбор функционального эквивалента, который вызывает у читателя перевода такие же ассоциации, как и у читателя исходного текста. Следуя этому принципу, можно произвести замену названия белорусской игры «збий бульбу» на «городки», поскольку принцип этих игр примерно одинаков. Приемами уподобляющего перевода можно назвать объяснение или описание. Например, при переводе возможна замена украинского понятия «вараниця» на «ломтик раскатанного вареного теста» или «пустой вареник». Такой способ употребим по отношению к реалиям, транскрибирование которых приведет к потере равноценности регулятивного воздействия. 1.3.4 Контекстуальный перевод Этот прием сходен по своему принципу с уподобляющим переводом и противопоставлен словарному, поскольку переводимое слово при использовании этого приема может иметь соответствия, отличающиеся от приведенных в словаре. В данном случае основной ориентировкой переводчика служит контекст, поэтому сам способ «заключается в замене словарного соответствия при переводе контекстуальным, логически связан­ным с ним». Иллюстрацией такого приема может служить перевод фразы «Извините, но мы не можем подать Вам ни консоме, ни профитроли, ни фльоранси. У нас нет итальянской кухни» высказыванием «I’m sorry, but we don’t have the dishes you have ordered». Основным недостатком такого перевода является полное исчезновение реалии как носителя определенного национального колорита. Обсудить на форуме Zanoza.online
Комментарии от пользователей >

Под видео нет комментариев. Будьте первым, оставьте свой комментарий к видео.

Telemost.video Главная Регистрация Правила FAQ Вход